Подпольный Арсенал

Воспоминания Алексея Козлова. Послесловие Левона Бабаяна.

Про Арсенал — цитата из книги А.Козлова «Джаз, Рок и Медные трубы:

Записи из серии «Подпольный «Арсенал» были сделаны в 1974 году, вскоре после возникновения ансамбля. Как это ни парадоксально, но нас записали в идеологической цитадели — в Государственном Доме Радиовещания и Звукозаписи (ГДРЗ), там, куда неофициальным, тем более — гонимым коллективам путь был заказан. Все это удалось устроить Аркадию Петрову, музыковеду, который работал там редактором, пытаясь «протаскивать» в эфир передачи о джазе и рок-музыке. Нам дали огромную студию и очень мало времени, поскольку все это происходило втайне от начальства. Никаких дублей или исправлений мы делать не могли и поэтому писали все подряд, как на концерте, стараясь зафиксировать как можно больше. В первую очередь хотелось записать фрагменты из рок-оперы «Jesus Christ Superstar», с которой мы начали выступать по институтам и творческим домам, вызывая ажиотаж у хиппи и панику у властей. За каких-нибудь два с половиной часа нам удалось записать восемнадцать вещей.

Хотел бы сразу отметить, что «Подпольный Арсенал» впервые вышел в 2005-ом году, хотя записи были сделаны в 1974-ом в ГДРЗ (см. выше). Поэтому неудивительно, что многие и не знают о том, что Арсенал исполнял Jesus Christ Superstar. Однако это действительно было и версия Арсенала была более, чем убедительна.

Хочу рассказать о своих впечатлениях посещения концерта Арсенала, где я впервые услышал в их исполнении Jesus Christ. Случилось это где-то в конце 74-го года. Помню, что мне помог пройти на концерт Сергей Кавагое, который приметил меня, толкущегося у служебного входа какого-то госучреждения, где, собственно и намечалось выступление.  С Кавой, который сейчас живет в Японии, мы, кстати, встречались где-то в середине 90-х у Женьки Моргулиса и славно повспоминали чего было и чего не было. Так вот, Кава знал Козлова и Макара (Мехрдада Бади) и с помощью последнего мы и очутились внутри. Главный же вход, а также все мыслимые и не мыслимые двери и окна, привычно атаковались возбужденной толпою странного по советским временам вида. После концерта Кава потащил меня за кулисы, где арсенальцы уже открывали, заготовленный «арсенал», в основном  портвейн. У меня же, на всякий случай в этот раз  был припасен армянский коньяк. Посему встречены мы были весьма дружелюбно. Еще не привыкшие к свалившейся на них неожиданной популярности, в основном со стороны московских «хиппарей», а может вследствие концерта, на котором опять не обошлось без беспорядков, музыканты выглядели несколько подавленными и напряженными. Козлов и Тамара Квирквелия сидели рядом и в основном молчали. Единственным, кто веселился без удержу был Макар, ну, что с него было взять с иранца, что он тогда понимал.
Соединение двух «запрещенных» тем в одном флаконе — рок и религия, выглядело в то время, безусловно сколь опасным, столь и привлекательным. Помимо всех советских реалий того времени, если  говорить только о музыке, то лично я до сих пор считаю исполнение «I Don’t Know How To Love Him» Тамарой Квирквелия одним из лучших, не смотря на весьма серьезную конкуренцию.
… Потом, естественно, куда-то все поехали, в итоге как-то с Макаром сошлись и потом встречались еще несколько раз. Какого же было мое удивление, когда спустя пару десятков лет, в Лондоне в одной из компаний мы случайно снова встретились. Макар уже не улыбался беспрерывно, по-русски говорил плохо, рассказывал, что выступает в каком-то ресторане и все спрашивал меня помнят ли его еще в Москве и может есть смысл приехать поработать? По приезде в Москву я рассказал об этой встрече Моргулису, на что Женя со свойственной ему еврейской ироничной прямотою, отрубил: «Кому на хрен здесь нужен зтот старый пердун, которого уже давно никто не помнит». Я, конечно, Макару отзвонил и передал приветы от старых дружков…  Больше я с ним не встречался.
Кстати, кто не знает, Мехрдад Бади также солировал в двух вещах «Я мысленно вхожу в ваш кабинет» и «Доброй ночи» на известной пластинке «По волне моей памяти» Давида Тухманова, вышедшей все в том же 1974-ом.
Левон Бабаян

Хотел бы сразу отметить, что «Подпольный Арсенал» впервые вышел в 2005-ом году, хотя записи были сделаны в 1974-ом в ГДРЗ (см. выше). Поэтому неудивительно, что многие и не знают о том, что Арсенал исполнял Jesus Christ Superstar. Однако это действительно было и версия Арсенала была более, чем убедительна.

Хочу рассказать о своих впечатлениях посещения концерта Арсенала, где я впервые услышал в их исполнении Jesus Christ. Случилось это где-то в конце 74-го года. Помню, что мне помог пройти на концерт Сергей Кавагое, который приметил меня, толкущегося у служебного входа какого-то госучреждения, где, собственно и намечалось выступление.  С Кавой, который сейчас живет в Японии, мы, кстати, встречались где-то в середине 90-х у Женьки Маргулиса и славно повспоминали чего было и чего не было. Так вот, Кава знал Козлова и Макара (Мехрдада Бади) и с помощью последнего мы и очутились внутри. Главный же вход, а также все мыслимые и не мыслимые двери и окна, привычно атаковались возбужденной толпою странного по советским временам вида. После концерта Кава потащил меня за кулисы, где арсенальцы уже открывали, заготовленный «арсенал», в основном  портвейн. У меня же, на всякий случай в этот раз  был припасен армянский коньяк. Посему встречены мы были весьма дружелюбно. Еще не привыкшие к свалившейся на них неожиданной популярности, в основном со стороны московских «хиппарей», а может вследствие концерта, на котором опять не обошлось без беспорядков, музыканты выглядели несколько подавленными и напряженными. Козлов и Тамара Квирквелия сидели рядом и в основном молчали. Единственным, кто веселился без удержу был Макар, ну, что с него было взять с иранца, что он тогда понимал.
Соединение двух «запрещенных» тем в одном флаконе — рок и религия, выглядело в то время, безусловно сколь опасным, столь и привлекательным. Помимо всех советских реалий того времени, если  говорить только о музыке, то лично я до сих пор считаю исполнение «I Don’t Know How To Love Him» Тамарой Квирквелия одним из лучших, не смотря на весьма серьезную конкуренцию.
… Потом, естественно, куда-то все поехали, в итоге как-то с Макаром сошлись и потом встречались еще несколько раз. Какого же было мое удивление, когда спустя пару десятков лет, в Лондоне в одной из компаний мы случайно снова встретились. Макар уже не улыбался беспрерывно, по-русски говорил плохо, рассказывал, что выступает в каком-то ресторане и все спрашивал меня помнят ли его еще в Москве и может есть смысл приехать поработать? По приезде в Москву я рассказал об этой встрече Моргулису, на что Женя со свойственной ему еврейской ироничной прямотою, отрубил: «Кому на хрен здесь нужен зтот старый пердун, которого уже давно никто не помнит». Я, конечно, Макару отзвонил и передал приветы от старых дружков…  Больше я с ним не встречался.
Кстати, кто не знает, Мехрдад Бади также солировал в двух вещах «Я мысленно вхожу в ваш кабинет» и «Доброй ночи» на известной пластинке «По волне моей памяти» Давида Тухманова, вышедшей все в том же 1974-ом.

Левон Бабаян

Подпольный Арсенал

Июн 4, 2011 | Воспоминания, Значимое, Музыковед, СССР

1 Комментарий

  1. avatar

    During 2 days I’ve copied all 14 albums of Alesey Kozlov and now I’m listening to the 1st of them intitled PODPOLNY. I used to hear that music in my young years. Great! Thank you. Vagif Seidov.

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Еще публикации из раздела ВОСПОМИНАНИЯ

Еще публикации из раздела МУЗЫКОВЕД

Еще публикации из раздела СССР