биография
Если утверждение, что красивая фотография — вовсе не обязательно фотография красивого объекта нуждается в доказательстве, то работы чешского фотографа Яна Саудека (Jan Saudek) вполне подойдут на эту роль. И доказательство это становиться еще более убедительным, если учесть, что он работает в жанре эротической фотографии, для которой красивый объект всегда был — и остается — одним из главнейших условий, для некоторых даже более важным, чем мастерство фотографа. Поэтому, несмотря на мировую славу, отношение к творчеству Саудека далеко не однозначно — даже гением его называют осторожно, как будто испуганно оглядываясь по сторонам.

Первые 50 лет своей жизни Ян Саудек считает «самым страшным периодом». Значительная часть его детства прошла в детском концентрационном лагере, где он только чудом не стал жертвой медицинских экспериментов лагерного доктора. В 20 лет он мечтал стать певцом и танцором, но довольно быстро понял, что для этого ему катастрофически не хватает музыкального таланта. В середине 1960-х годов он стал уже довольно известным фотографом, но жанр, в котором он пытался работать, вовсе не сулил ему хорошего отношения власть имущих. Несколько раз на архивы его негативов был наложен арест. Хотя в большей части фотографий мастера того времени нет ничего скандального или экстраординарного — часто это просто эмоциональный рассказ о женственности и мужественности, любви и материнстве.

В 1969 году Саудек впервые посетил Америку, где его фотографии произвели большое впечатление на известного художественного критика и куратора фотографических выставок Хью Эдвардса. Состоявшаяся на следующий год выставка принесла молодому фотографу международную известность и — как следствие — относительную самостоятельность. Однако подлинная свобода по признанию мастера пришла к нему после падения коммунистического режима; в интервью 2005 года он сказал, что лучший этап его жизни начался в 1889 году.

В XXI веке Ян Саудек остается «культовым» фотографом не только в Чехословакии или Европе, но и во всем мире. Его фотографии постоянно участвуют в выставках на всех континентах кроме Антарктиды, он выпускает книги, ведущие художественные критики посвящают ему свои исследования.

галерея работ (60-е)[nggallery id=66]
«Раскрашенный мир» Яна Саудека

Ян Саудек всегда хотел изменить мир. Но когда ему не удалось трансформировать законы существующей вселенной, он создал новую, свою собственную вселенную – вселенную Яна Саудека. Фотограф считает первые 50 лет своей жизни «самым страшным периодом», зато теперь – в свои 74 года – он чувствует себя отлично. Саудека нельзя классифицировать или отнести к определенному направлению современной фотографии. Но существуют хорошо известные среди профессионалов понятия: «саудековская стена», «саудековский раскрас фотографий»… Увидев его фотографии один раз, их невозможно забыть: слишком уж они выделяются даже среди миллионов картинок, доступных человеку информационного общества. Фотографии Саудека цепляют слишком много струн человеческой души, порождают море эмоций, потому что они сами – это сплошная эмоция, порыв, открытие, вызов… Некоторые называют Яна Саудека эротическим фотографом, но с этим определением тяжело согласиться:

«Эротический? Я считаю себя ремесленником. Знаете, что я под этим подразумеваю? Я думаю, что в этих картинках не только эротика, а все, что есть в нас, в людях. В них есть смерть, жизнь, любовь, в них нигилизм и глубокая вера в будущее. В них все, как в коктейле»

На первый взгляд, гротескный и фантастический мир фотографий Яна Саудека далек он нас, как древняя сказка, рассказанная однажды поздним вечером при свете свечи. Но сразу же ты погружаешься в него, будто бы «ныряешь» в пространство фотографии, и тебя захлестывает волной эмоций. Чувства у Саудека имеют миллион оттенков, например «любовь»: материнская нежность, отцовская защита, братский поцелуй, детское восхищение, чувственное наслаждение, или даже пошловатая и утрированная сексапильность. Неприкрытые души, обнаженные тела, раскрашенный мир Яна Саудека противостоит серости и замкнутости реального мира. При этом его ранние работы открывают нам положительные и возвышенные черты людей: любовь и семейные ценности, – а в более поздних работах все чаще и ярче проявляется тема противостояния на грани войны мужского и женского начал. В этих фотографиях нежность и восхищение заменяются тщательным анализом людей, очень часто с ироническим и даже саркастическим подходом:

«Есть страна женщин и страна мужчин, — говорит Саудек, — они ведут войну, которая никогда не прекратится. Женщины сильнее мужчин, поэтому они и способны давать жизнь. Если надеяться на мужчин, то человечество вымрет за одно поколение. Женщины выдерживают несравненно больше, чем мужчины. Они выносливее, крепче и способны больно ранить мужчину. Такое со мной часто случается, но я зализываю раны, как кот и снова принимаюсь бегать по крышам»

Фотограф не просто придумывает темы для снимков, он должен их хорошо прочувствовать, чтобы потом донести до зрителей свой порыв. Ян Саудек прочувствовал многое в своей жизни, испытал на себе множество разных прихотей судьбы… Он родился 13 мая 1935 года в Праге, но ему было неизвестно понятие «счастливое детство». Шла Вторая мировая война, почти вся семья Саудека погибла в концлагере Терезиенштадт, а Яна и его брата отправили в детский концлагерь. Здесь мальчик чудом не стал жертвой экспериментов лагерного доктора. Картины войны навсегда остались в памяти Саудека: он стал свидетелем казни немецкого мальчика-солдата – ребенка просто сожгли на площади. Есть и другие воспоминания:

«Был 1954-й год, я хорошо это помню. Я был унтер-офицером Народной чехословацкой армии. Мы только что принесли присягу верности коммунизму — и смерть Черчиллю! Но одновременно мы тайно зубрили, как сказать по-английски: «Не стреляйте, я — чехословак! Я сдаюсь!» (из книги Яна Саудека «Любовь втроем»)

В молодости Ян Саудек мечтал стать певцом или танцором, но позже осознал, что ему не хватает музыкального дара. Серьезно он занялся фотографией лишь в 28 лет, хотя свой первый кадр снял уже в 14 лет камерой «Kodak Baby Brownie», которую ему подарили родители. Семейный врач, которому показали фотографию, назвал ее «безнадежно плохим китчем, к тому же старомодным». Возможно, именно эти слова надолго отбили у мальчика желание фотографировать. Однажды Саудек, уже популярный фотограф, случайно наткнулся на это снимок, он пишет в своей автобиографии:

«Этот снимок красив так, как красиво быть молодым. Я не знаю, как сделать что-то подобное сейчас»

Первую профессиональную камеру, Flexaret 6x6, Саудеку подарила его жена, когда ему было 24 года. В этот период фотограф начинает раскрашивать свои работы в сепию или яркие цвета. Он пытается найти свой стиль одновременно и в рисунке, и в фотографии – это создает неповторимый синтез двух видов искусства в его работах. В это же время в руки Саудеку попадает фотоальбом Эдварда Штайхена «Семья человека» — фотограф увлекается этой темой, решает сделать собственную серию фотографий об отношениях в семье. Позже он обращается к другим аспектам личности и чувств, но тема человека навсегда остается доминантной в его творчестве.
Семья и отношения между родными людьми очень нежно и тонко показана в ранних работах Саудека. «Первый шаг» — маленькие ножки ребенка нетерпеливо и одновременно неуверенно стремятся вперед, по бокам видна опора – ноги отца. Мы понимаем, что ребенок не упадет, его крепко держат родительские руки, хотя в кадре их нет. «Жизнь» — мускулистый и загорелый мужчина нежно прижимает к себе маленького ребенка. Природная мужественность и сила здесь уходят на задний план, отдавая приоритет нежности и любви. Грубая загорелая кожа, накачанные мышцы, джинсы ярко контрастируют с нежной белой кожей малыша, его обнаженной беспомощностью. «Детство» — задорно грязные детские босые ножки в рваных джинсах, дите явно сидит на бордюре, в руке легкое белое перышко. В этом моменте жизни заключена, может быть, вся суть детства – легкость и нескованность никакими надуманными принципами, обязанностями, комплексами. Эти «наслоения взрослости» не дают людям просто наслаждаться миром, сидеть на грязном бордюре, ходить босиком и любоваться обычным перышком. «Первый поцелуй младшему брату» — мальчик целует живот беременной мамы. Женщина обнаженная, естественная как сама мать-природа, которая не нуждается в искусственном и нарочитом прикрытии своей сущности. Пошло? Ничуть. Напротив — естественно, открыто, честно, нежно, символично…

«Для художника не может быть никаких ограничений и границы стерты, но во мне самом сидит автоцензор: я тщательно слежу за тем, чтобы не переступить границы, главное — не унижать людей»

С 1963 года Ян Саудек начинает «серьезно» заниматься фотографией. В 1969 году он едет в США, там проходит первая выставка его работ. Куратор фотографа Хью Эдвардс помогает ему в организации выставки. Одновременно Саудек не оставляет мечты о музыке, что сказывается на стиле и тематике его фотографий. В автобиографии Ян Саудек пишет, что на его мировоззрение и творчество очень большое влияние оказала рок-музыка шестидесятых годов: Rolling Stones, Боб Дилан, Рой Орбисон… Исполнителям необходимо было иметь музыкальный слух, а Ян Саудек, не имея такового, заменил его «музыкальным зрением» — это переливы и мелодии красок, различные музыкальные инструменты в руках моделей, звучание эмоций в лицах и в позах людей…

«1966-й год. По радио я слышу песню Боба Дилана «Ответ знает только ветер». Я плохо разбираю слова, но мгновенно понимаю, что это человек, который повлияет на все мое поколение… 1969-й год. Северо-Запад Соединенных штатов. Слышу как Саймон и Гарфункель впервые исполняют Скарбера Фэя. Эта песня остается моей любимой еще 14 лет»

Несмотря на успехи в искусстве и фактически всемирное признание, до 1984 года Саудек все еще работает лаборантом на заводе. Даже когда в 1980 году фотограф зарабатывает свою первую тысячу долларов – гонорар больший, чем его годичная зарплата — он все равно не покидает старую работу. Ян Саудек пытается сделать что-то полезное не только лично для себя, но и для своей страны. Вот только Чехословакия долго не платит ему взаимностью: когда весь мир признает фотографа, в родной стране его притесняют:

«До нашей «бархатной революции» меня часто допрашивали в госбезопасности — СТБ, это как КГБ. Они разыскивали мои фотографии, интересовались ими, хотели знать, что они означают, потому что многие из них уже были опубликованы на Западе. А я утверждал, что эти фотографии делал мой дедушка в прошлом веке. Они действительно так выглядели, кроме тех, где я стою с автоматом в руках. Наконец госбезопасность оставила меня в покое. Но с тех пор я помечаю свои работы Х1Х веком»

В 2007 году в Праге открылась постоянная выставка работ Яна Саудека. Стилизация под старые фотографии, яркие краски, обшарпанные стены и всевозможные драпировки, обнаженные тела (и канонически красивые, и не соответствующие никаким стандартам), оголенные нервы и спущенные с цепи эмоции – вот он, фирменный стиль Яна Саудека. В этой фантасмагории кадров все: и множество знаний о мире, и долгие годы жизни, и тяжелые удары судьбы, и тонкое чувство красоты, и тщательный профессиональный подход к съемке. И главное – его творчество востребовано людьми. Счастлив ли он?

«Недавно попросил привести ко мне проститутку. Она была совсем молоденькая, сказала что ей восемнадцать. И цена была не высокая. Мне кажется, что она догадывалась, кто я. Возможно, видела где-нибудь по телевидению или в какой-нибудь бульварной газетенке эти мои черные очки. Мы немного поговорили о наших желаниях, мечтах, о том, что мы хотели бы получить от жизни. Я сказал ей, что от всего этого остались только деньги, железное здоровье и немного известности. Она смеялась: «Что же еще надо от жизни?» — «Вам это я сразу открою: я хочу быть молодым». «Ничего не получится» — утешила меня проститутка» (из книги Яна Саудека «Любовь втроем»)

Анна Корбут